За забором «Портон-Дауна»: Онищенко предложил свою версию отравления Скрипалей


29.07.2018 |Достоверно и оперативно о мировых и российских событиях: политика, экономика, происшествия, спорт, наука, культура | За забором «Портон-Дауна»: Онищенко предложил свою версию отравления Скрипалей

За забором «Портон-Дауна»: Онищенко предложил свою версию отравления Скрипалей

Продолжает раскручиваться скандал, связанный с якобы «причастностью» России к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии Скрипаль, а также двух британских граждан. Эта ситуация вызывает серьезное беспокойство у первого заместителя председателя комитета Госдумы по образованию и науке Геннадия Онищенко, по мнению которого за распространением неизвестных боевых отравляющих веществ может стоять военная лаборатория «Портон-Даун» (англ. Porton Down), принадлежащая министерству обороны Великобритании. Своими опасениями Онищенко поделился в авторской колонке для Федерального агентства новостей.

За забором «Портон-Дауна», или Кто отравил Скрипалей. Колонка Геннадия Онищенко

Посольство России в Лондоне еще раз обратило внимание на так называемую «секретность» вокруг расследования двух инцидентов — отравления Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери и двух британских граждан в Эймсбери, а также на нежелание британских властей предоставить какие-либо «доказательства» причастности России к этим делам. Причем Британия не предоставляет сведения не только самой России, но и своим союзникам по НАТО и ЕС.

Этим Лондон демонстрирует не только безответственную, но и нелогичную позицию по отношению к своим европейским и заокеанским партнерам по альянсу и Евросоюзу, из которого Британия пока еще не вышла.

Прошло уже пять месяцев со дня инцидента в Солсбери, и молчание Лондона по этому поводу, а также тот факт, что британский премьер Тереза Мэй, которая имеет только короткий опыт руководства МВД Великобритании, уже назначила «виновных», не делает чести ни самому Лондону, ни его европейским и заокеанским союзникам, а также не приближает установление истины.

Напомню, Юлия Скрипаль заявляет, что хочет вернуться домой, в Россию, что также является подтверждением бредовости обвинений экс-полицейской госпожи Мэй по отношению к нашей стране.

Непонятна мне и позиция Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Это международная организация, в функции которой входят подобные расследования. Но ОЗХО взялась оказывать Лондону лишь техническую поддержку, хотя, согласно уставу, она должна была объединить Британию и Россию в совместном расследовании инцидента.

А вот позиция депутатов немецкого бундестага мне как раз понятна. Эти депутаты обратились к немецкому правительству с вопросом: «Что же вам такого сказали в Лондоне, что вы приняли столь жесткие меры по отношению к России, вплоть до высылки российских дипломатов?»

Напомню, ответа на свой вопрос депутаты бундестага так и не получили.

За забором «Портон-Дауна»: Онищенко предложил свою версию отравления Скрипалей

Не ответили им и на прямой вопрос, нет ли в Германии вещества наподобие того, которым предположительно были отравлены Скрипали? Это очень правильный вопрос. Потому что в самой Германии есть военный институт при бундесвере, который занимается военной токсикологией и военной биологией. Этот институт не просто изучает что-то. Он в сотрудничестве с Пентагоном активно работает в непосредственной близости от нашей страны, например, в Монголии, которая, отмечу, не входит в НАТО, а также на территории Казахстана, Украины и так далее.

Мне непонятно, почему ни в одном британском комментарии, а комментарии из Лондона звучат очень тревожные, патетичные, рассказывающие о так называемой «российской угрозе», экс-полицейская госпожа Мэй ни разу не упомянула о непосредственной близости военной лаборатории «Портон-Даун» от мест, где произошли оба отравления — и Скрипалей, и двух британцев.

Тем временем мы постоянно видим почти марсианские кадры, когда многочисленные табуны так называемых «экспертов» в изолирующих от внешней среды комбинезонах блуждают по Солсбери и Эймсбери и ищут следы некого непонятного химического вещества.

Это, скорее всего, как раз и есть специалисты этого самого «Портон-Дауна». Но почему тогда госпожа Мэй не отвечает на вопрос, а, может быть, это именно они применили боевое отравляющее вещество?! Тем более, что мы помним страшный инцидент 2001 года, когда американские военные микробиологи рассылали конверты со спорами сибирской язвы.

Тогда в этой истории был задействован головной военный институт Соединенных Штатов в Форт-Детрике, а «Портон-Даун» — это тоже головной военный институт, но только в Великобритании. Все, что я сказал, применимо и к военному институту бундесвера, который к тому же активно работает у наших границ.

Однако версия утечки из «Портон-Дауна» Лондоном даже не рассматривается. Об этом вообще не говорится, хотя естественно было бы начать с того, чтобы исключить именно эту возможность — возможность террористической утечки боевого отравляющего вещества из британской военной лаборатории. Другого варианта я как человек, профессионально занимающийся токсикологией, просто не могу себе представить.

На фоне этого разрастающегося скандала, приобретающего все более фантасмагорические черты, звучат все более причудливые версии. Но тем не менее факт остается фактом — это второй за короткий промежуток случай отравления буквально за забором «Портон-Дауна».

За забором «Портон-Дауна»: Онищенко предложил свою версию отравления Скрипалей

И мне непонятно поведение некоторых наших российских ведомств, издающих приказы, суть которых состоит в том, чтобы под видом реформ действующих национальных систем контроля за биологической безопасностью нашей страны лишить нас возможности как мониторинга санитарно-эпидемиологической ситуации, так и эффективного принятия мер. Это я прежде всего отношу к тому ведомству, которое занимается обеспечением биологической безопасности наших граждан и государства.

Как это понимать?! Это уже мой вопрос как парламентария.

Эта последовательная линия огульных, ни на чем не основанных обвинений в отношении нашей страны со стороны Запада и алогизм в ответных действиях создают достаточно тревожную цепь событий и наводят меня на тревожные размышления об основах безопасности нашего государства.