Новичок на рынке


В продолжение истории про настольную игру «Наши в Солсбери».
Все пошло несколько дальше обычного сетевого гэга и дошло до самого Солсбери, где начали выяснять — прикол это или суровая правда жизни.

Telegraph (Великобритания): российская компания выпустила настольную игру «Наши в Солсбери» как «шуточный» ответ на нападение с применением «новичка»

Одна российская компания выпустила детскую настольную игру, в которой игроки проходят по маршруту российских убийц к месту нападения при помощи нервно-паралитического вещества в Солсбери. Появление игры вызвало гнев у жителей города.
В игре под названием «Наши в Солсбери» изображена красочная карта с пошаговым маршрутом, пролегающим через Европу. Остановки делаются в Женеве, Париже, Амстердаме и Лондоне, во всех этих европейских городах двое подозреваемых в отравлении Сергея Скрипаля побывали перед совершением преступления. Финишная прямая расположена в Солсбери, где изображен собор и люди в костюмах химзащиты. В шпионской тематике выполнена и коробка, где изображены двое мужчин в маскировочных очках и накладных усах.

Во вторник, 22 января, журналисты газеты «Телеграф» не смогли найти игру в московском магазине, указанном на странице издателя. По словам продавщицы, магазин продает игры по брендам, но игру с Солсбери «вероятно, уже раскупили».
Один из разработчиков игры рассказал государственным СМИ в среду, 23 января, что создал ее в ответ на осуждающую реакцию Запада, связанную с отравлением в Солсбери.

«Мы решили дать свой шуточный ответ нашим западным соседям, создав настольную игру, где наши соотечественники свободно гуляют по Европе и изучают ее достопримечательности», — рассказал Михаил Бобер.
Розничная компания «Галамарт», на сайте которой была указана игра «Наши в Солсбери», подтвердила нашей редакции, что она действительно у них продается.

Полиция Великобритании обвинила российских агентов ГРУ Руслана Боширова и Александра Петрова в применении нервно-паралитического вещества «Новичок», которым были отравлены Сергей и Юлия Скрипали и была убита Дон Стерджесс (Dawn Sturgess).
Двое мужчин, настоящие имена которых, как выявилось впоследствии, — Анатолий Чепига и Александр Мишкин, неоднократно бывали в Европе за два года, предшествующие покушению на убийство, как стало известно «Телеграф».
Советник города Солсбери от консервативной партии Джо Брум (Jo Broom) заявил, что игра представляет собой новый уровень пренебрежительного отношения к отравлениям, добавив: «Я ошарашен и огорчен, я считаю, что это настоящий плевок в лицо для жителей Солсбери, когда мы так стараемся вернуться в привычный режим и делать что-то хорошее для города. Я удивлен. Думаю, это уже слишком, не так ли? Это уже переход на другой уровень».

Игра «Наши в Солсбери» продается с пятью другими — «Зоомиром», «Танчиками», «Большими гонками», «Невероятным космическим путешествием» и «Миром фей» — которые можно купить всего за 49 рублей.
Игру производит бренд «Игроленд», ее обнаружили на сайте екатеринбургской розничной компании «Галамарт», а также его оптового филиала «ГалаОпт».
Когда наше издание позвонило в компанию «Игроленд», ее директор по развитию, представившийся только по имени — Александр — настаивал, что его фирма никак не связана с «Игроленд», но признал, что она продает игры, производящиеся под одноименным брендом.

Александр сказал, что не знает, продает ли его компания игру «Наши в Солсбери». Он отметил, что игра создана в шутку, и отказался отвечать на вопросы о приемлемости продажи игры, основанной на обстоятельствах смертельного отравления.
«Каждый день в мире умирают тысячи людей. Какая разница, что одного человека зовут Скрипаль, а другого — Петров или Иванов, — сказал он. — Люди по-разному делают деньги. Лучше задать вопрос производителям оружия, как там продается автомат Калашникова, или как обстоят дела у американских и израильских оборонных компаний, спросите лучше их об этом. Это просто смешно».
Другие российские компании уже пытались ранее заработать на отравлении в Солсбери, производя футболки и даже крафтовое пиво под названием «Новичок».

https://inosmi.ru/politic/2019… — цинк

Уж британцы то должны понимать, что в условиях капитализма нет практически ничего, что нельзя превратить в товар.
В случае с «Новичком», очевидно решает «хайповая тема». Делашь любой продукт под маркой «Новичок» и тебе обеспечена бесплатная реклама в федеральных, а то и международных СМИ + огромное сарафанное радио. Товар начинают раскупать даже если он на самом деле не нужен людям — его могут купить просто «по-приколу». Оборотистые дельцы этим пользуются. Можно привести в пример того же Сталина. Когда в стране изменилось к нему отношения и он стал вновь популярен — ушлые коммерсанты начали лепить Сталина на все что можно — чехлы для Айфона, чай, пельмени, школьные тетрадки и много чего еще. Потому что это бесплатный узнаваемый бренд, который популярен и который продается, при этом вложения в рекламу минимальны, так как СМИ сделают все за производителя. Схожая история была и с «Вежливыми людьми».
Разумеется, со временем вал интереса спадает и ситуация приходит к некой «норме», но пока этот интерес есть, дельцы ловят волну. Ну а с учетом раздутого «солсберецкого дела», хайпить и и зарабатывать на этой теме можно еще достаточно долго.

С содержательной же точки зрения идет высмеивания британцев с их «версией» отравления Скрипалей.
Граждане, помимо зарабатывания денег, деятельно применяют метод «доведение до абсурда».
Наиболее простой пример — в 80-е и 90-е либералы очень любили термин «Кровавая Гэбня» употряблеяя его очень часто (особенно Валерия Ильнишна) исключительно в негативном смысле, но позднее, когда в обществе начался процесс отторжения перестроечного угара и «святых 90х», педалирование темы «Кровавой Гэбни» и шутки про нее (камнедробилки Берия, студень из интеллигентов, торсионные психоустановки КГБ, веселых чекистов и т.п.) привели к изменению смыслового значения данного термина, в котором теперь в первую очередь заложен стеб над разоблачителями «Кровавой Гэбни». В результате, термин из лексикона отечественных либералов практически исчез.
С «солсберецкой» историей протекают аналогичные процессы. Метод особенно хорошо раскрылся в эпоху постмодернизма.